Конфуций

From TSL Encyclopedia
Jump to navigation Jump to search
This page is a translated version of the page Confucius and the translation is 94% complete.
Other languages:
English • ‎español • ‎português • ‎русский
Конфуций

Конфуций служит на Втором луче — луче божественной мудрости. 3 ию­ля 1958 года он стал иерархом обители Ройял Тетон, сменив Господа Ланто на этом посту.

Confucius’ legacy

Многие воплощения он отдал служению свету, но больше всего Конфуция помнят за его вклад в ки­тайский образ жизни. Известный своим современни­кам в 5 веке до н. э. как Кун-фу-цзы («Мудрец Кун» или «Учитель из рода Кун»), он подготовил почву для объединения китайской империи и формирования ее управленческого аппарата. Будучи блестящим фило­софом в социальной, экономической, политической и нравственной сферах, Конфуций заложил теорети­ческие принципы, позволившие Китаю стать одной из величайших цивилизаций всех времен. Династии расцветали и приходили к упадку, а конфуцианское государство продолжало существовать; и со временем китайская культура, идеи Конфуция распространились по всей Восточ­ной Азии. Редко можно встретить человека, который оказывал бы влия­ние на такое большое количество людей в течение столь продолжитель­ного времени.

Конфуция чтят как величайшего китайского учителя; ему поклоняются как великому бодхисаттве, или грядущему Будде. Он верил, что Небеса можно принести на Землю с помощью ритуала и музыки. Его последовате­ли стали известны как Рыцари Искусства, так как овладели мастерством в стрельбе из лука, поэзии, математике, истории, танцах, религиозных риту­алах и этикете.

Потомки часто неверно понимали Конфуция и считали его скучным бюрократом, но Конфуций обладал глубокой духовностью и проницатель­ным видением. Отсюда — его выдающаяся практичность. Конфуций учил: «С Пути нельзя уходить ни на мгновение; если бы с него можно было уйти, то это был бы не Путь».[1] Несмотря на попытку вытравить его учение, та­кие поговорки Конфуция, как «достойный человек спрашивает с себя, а ничтожный — с других»[2] и «осторожный редко ошибается»,[3] остаются не­отъемлемой частью мышления китайского народа.

Главный зал храма Конфуция в Цюйфу, Китай (место рождения Конфуция)

Confucius’ life

Конфуций родился в 551 году до нашей эры, когда в стране царили смя­тение и хаос. Его отец, пожилой воин из знатного княжеского рода, умер, когда сыну было три года. Несмотря на бедность семьи, Конфуций сумел получить образование. В возрасте пятнадцати лет он знал, что хочет быть ученым. Он работал писарем в мемориальном храме князя Чжоу, одного из величайших государственных деятелей в китайской истории.

Пятьюстами годами раньше князь Чжоу вместе со своим отцом и бра­том сверг коррумпированную династию Шан и основал династию Чжоу. Князь Чжоу принес новое понимание Бога и божественного правления ки­тайскому народу. «Меня заботят только Небеса и народ»,[4] — говорил он.

Конфуций верил, что князь Чжоу обучал его по ночам, во время сна. Конфуций далее заверял, что сам не является автором новшеств, а только возвращает стандарты и принципы князя Чжоу. (Князь Чжоу был воплоще­нием Господа Ланто; некоторые источники утверждают, что Конфуций в одной из своих жизней воплощался в одно время с князем Чжоу и помогал ему воплотить в жизнь его идеалы.)

Конфуций представляет молодого Гаутаму Лао-цзы (династия Цин)

Побуждаемый князем Чжоу, Конфуций редактирует шесть классичес­ких китайских трудов, написанных Императором Веном: «Книга Поэзии», «Книга Ритуалов» (Ли Цзи), «Книга Истории», «Книга Перемен» («И-Цзин»), «Книга Документов» (Шу Цзин) и «Книга Песен» (Ши Цзин). К сожалению, «Книга Песен» безвозвратно утеряна.

Сегодня Конфуций имеет репутацию человека замкнутого и непрек­лонного. Однако известны случаи, когда он проявлял себя человеком весь­ма чувствительным. История гласит, что однажды он был настолько тронут исполнением древней музыки, что оставался в оцепенении три месяца. Когда же, наконец, вышел из транса, то сказал: «Я никогда не думал, что музыка может быть такой возвышенной».[5]

Мы мало что знаем о жизни Конфуция. Он женился в возрасте девятнадцати лет, имел сы­на и дочь. Он учился у многих учителей и со временем собрал вокруг себя группу учеников. В течение некоторого времени он занимал пост министра правосудия, но был вынужден оставить его и отправиться в изгнание. Нес­мотря на то, что у Конфуция было семьдесят два ученика и более трех тысяч приверженцев, он так никогда и не осуществил свою мечту — стать выдающимся китайс­ким правителем.

В это время династия Чжоу находилась на краю гибели. Царил хаос, среди которого жестокие военачальники вели друг с другом непрекращаю­щуюся борьбу. «Конфуций был первым, кто предложил ряд последователь­ных мер для преодоления этого кризиса ценностей, — пишет Роберт Эно, ученый, исследователь китайской философии. — О глубине его достижений говорит тот факт, что этот первый китайский философ оставался на протя­жении всей китайской истории ведущим мыслителем».[6]

Конфуций считал, что ритуал, или «ли», может преобразить личность человека, его ум, само его существо. «Курс обучения начинается с чтения нараспев текстов и заканчивается изучением ритуала «ли». Его смысл сос­тоит в том, что индивидуум сначала становится порядочным человеком, а затем Мудрецом».[7] Дисциплинированно овладевая «ли», человек достига­ет «йен», то есть состояния «бескорыстной нравственной отзывчивости на нужды окружающих».[8]

Несмотря на то, что Конфуций объездил весь Китай, он так и не смог найти подходящую работу в правительстве. Он чувствовал себя неудачни­ком и начинал жаловаться: «Воистину, велико мое падение. Много воды утекло с тех пор, когда я мечтал о князе Чжоу».[9]

В то время Конфуций не осознавал того, что его духовность намного превосходила представление о нем. Он бродил по стране в поисках работы, но на самом деле закреплял тем самым духовное пламя мудрости в каждом уголке Китая. Пламя это воодушевляло и поддерживало китайскую культу­ру на протяжении многих сотен лет.

Конфуций

Его миссия сегодня

Будучи Вознесенным Владыкой, Конфуций по-прежнему мечтает о соз­дании Небес на Земле с помощью божественного правления. Не сумев осу­ществить эту мечту в Китае, он считает себя дедушкой Америки. С практи­ческой мудростью и глубокой любовью он вдохновляет и ведет своих уче­ников, воплотившихся в Соединенных Штатах. Владыка Ланто объясняет, что практичность, присущая американскому народу, берет свое начало в Каузальном Теле Конфуция.

Вознесенный Владыка Конфуций учит, что семья является жизненно важной ячейкой общества, включая и новое общество века Водолея. Он по­казывает нам, как брать эфирные модели и практически использовать их для улучшения нашей повседневной жизни, обретая опору в Боге, упрочи­вая святость семьи и формы Бого-правления. Мы делаем это, сонастраиваясь с эфирными образцами и осаждая эфирные идеалы красоты, гармонии и порядка в физической октаве. Именно поэтому пламя осаждения являет­ся главным фокусом в Ройял Тетон — обители Владыки Конфуция. Это пла­мя горит на главном алтаре обители и имеет цвет китайской зелени с оттен­ком золотого.

Конфуций хочет, чтобы мы видели в нем любящего и заботливого де­душку. И как любой дедушка, он желает передать нам свои мечты, чтобы мы исполнили их во имя его. Он стремится построить общество на основе люб­ви, мудрости и воли Бога, культивируемых в индивидууме и семье.

В 1976 году Конфуций сказал, что многие души из древнего Китая пере­воплотились в Америке. Он назвал их «душами усердными, а также скром­ными и спокойными, как Будда», теми, на кого возложена духовная миссия заложить основание семьи в Америке. Он отмечает, что они считают «верность семье, моральный кодекс, мягкость, доброту и желание учиться сред­ствами к обретению Бого-осознания».

Более того, Конфуций сказал: «Они пришли в воплощение, чтобы заря­дить свою мудрость пламенем свободы и помочь Америке». Их цель — об­ратить вспять «ложный материализм» и вместо него принести «духовность, одержать победу над эго, [пороками] общества и превзойти время и прост­ранство».

Конфуций глубоко озабочен вопросами всей цивилизации и судьбой Америки:

С одной стороны, я озабочен действием мужского луча, так как сегодня луч этот искажается в Китае, а это привело также к искажению женского луча и проблемам в семье.

Я вижу коррупцию в правительстве. Это та же самая коррупция, свиде­телем которой я был двадцать пять тысяч лет назад, — та же самая корруп­ция и те же самые продажные души. Ибо жизнепотоки, которые использу­ют сегодня энергии для уничтожения света и золотого века в Китае, это те же жизнепотоки, что мешали исполнению космической цели Девы тысячи лет назад, когда мои ноги ступали по земле возлюбленной страны Чин.

Я также обратил внимание, что снова и снова приходят те продажные, что исказили план Сен-Жермена для Америки. Именно они были крысами в житницах Рима и Греции, Индии и Ближнего Востока. Именно они всег­да были предателями.[10]

Конфуций сказал:

Согласно космической справедливости, каждый эрг использованной энергии должен быть уравновешен. Этот великий закон не нарушался безнаказанно на протяжении всех веков творения. А те, кто счи­тал себя выше божественных законов, быстро выясняли на космическом экране жизни, что весы божественной справедливости работают мудро и точно.[11]

Источники

Марк Л. Профет и Элизабет Клэр Профет, Владыки и их Обители, «Конфуций.»

  1. Confucius, The Doctrine of the Mean, trans. James Legge.
  2. Confucius, Analects, 15:20, trans. Arthur Waley.
  3. Confucius, Analects, 4:23.
  4. The Duke of Chou, quoted in Herrlee G. Greel, The Origins of Statecraft in China (Chicago: University of Chicago Press, 1970), 1:98.
  5. Confucius, Analects, 7:13, trans. James Legge.
  6. Robert Eno, The Confucian Creation of Heaven: Philosophy and the Defense of Ritual Mastery (Albany: State University of New York Press, 1990), p. 2.
  7. Ibid., p. 3.
  8. Ibid., p. 5.
  9. Confucius, Analects, 7:5.
  10. Конфуций, «Золотой свет золотого века Китая», 13 июня 1976 г.
  11. Конфуций, 3 июля 1962 г.