Difference between revisions of "Paul the Venetian/ru"

From TSL Encyclopedia
Jump to navigation Jump to search
(Created page with "Вознесенный Владыка Павел Венецианец говорит:")
(Created page with "<blockquote>Я ЕСМЬ Павел Ве­нецианец. Я рисую на небесных полотнах. Я работаю с кристаллами, леплю из...")
Line 99: Line 99:
 
Вознесенный Владыка Павел Венецианец говорит:  
 
Вознесенный Владыка Павел Венецианец говорит:  
  
<blockquote>I AM Paul the Venetian. I paint on canvas on the ethers. I etch in crystal, I sculpt, I mold the clay. I fashion all things physical and many substances not known to you in the higher octaves. To what purpose? To the purpose of showing forth an evermore revealing and exquisite image of the Christ—the Christ appearing in children, in people from every walk of life....</blockquote>
+
<blockquote>Я ЕСМЬ Павел Ве­нецианец. Я рисую на небесных полотнах. Я работаю с кристаллами, леплю из глины, придаю форму всем физическим вещам и творю в высших окта­вах из множества субстанций, еще не известных вам. С какой целью? Что­бы показать вам вечно открывающийся и совершенный образ Христа – Христа, проявляющегося в детях, в людях разных профессий...</blockquote>
  
 
<blockquote>Is it any wonder that we deplore the chaotic and abstract art that has no point of unity? It also portrays a certain barrenness and absence of that point of light in the individual. One can see anarchy by an absence of dimension—an absence of harmony or focalization in modern art.</blockquote>
 
<blockquote>Is it any wonder that we deplore the chaotic and abstract art that has no point of unity? It also portrays a certain barrenness and absence of that point of light in the individual. One can see anarchy by an absence of dimension—an absence of harmony or focalization in modern art.</blockquote>

Revision as of 13:26, 2 March 2022

Other languages:
English • ‎español • ‎português • ‎русский
caption
Павел Венецианец, Руфь Хокинс

Павел Венецианец является Чоханом Третьего луча — луча божествен­ной любви. Он — иерарх Шато де Либертэ, обители на эфирном плане, рас­положенной над рекой Рона на юге Франции.

Павел покровительствует развитию культуры Вознесенных Владык в нынешнюю эпоху и работает со всеми, кто же­лает внести вклад в это дело ради блага человечества. Культура Вознесенных Владык является краеугольным камнем в пирамиде золотого века, ибо сказано, что именно через культуру человечество отзовется на духов­ные истины и учения Великого Белого Братства.

Воплощения

Head of cultural affairs on Atlantis

Во времена Атлантиды Павел служил в правитель­стве, возглавляя департамент культуры. Перед тем, как континент затонул, он перенес и закрепил фокус пламе­ни свободы в Перу, что дало импульс развитию культуры, великолепию и богатству цивилизации инков.

Artist in the Incan civilization

В империи инков он воплощался художни­ком, который писал неблекнущими красками (мастерство, которое он вновь проявил в своем последнем воплощении). Благодаря колоссальному импульсу, который он извлек, цивилизация инков процветала.

Master of architecture in Egypt

Позднее он воплощался как мастер эзотерической архитектуры в Египте, где в период строительства пирамид работал вместе с Эль Морией, в то время мастером-зодчим.

caption
Portrait of a Man, Paolo Veronese (c. 1577), thought to be a self-portrait

Paolo Veronese

Основная статья: Паоло Веронезе

В последнем воплощении он был известен как Паоло Веронезе, один из крупных художников Венецианской школы 16 столетия. Раннее обучение принесло рожденному в Вероне (Италия) в 1528 году Паоло Кальяри славу талантливого живописца уже в юном возрасте. В 25 лет его приветствовали в Венеции как мастера своего дела. Пышное великолепие этого города, привезенные туда с Востока жемчуга и шелка, изящные гобелены и парча обогатили работу Паоло, который достиг непревзойденных высот в декора­тивном мастерстве.

Творческие устремления Веронезе вскоре привели его к сенсационным экспериментам по созданию но­вых цветовых решений. В поисках красоты он освобо­дился от использования мрачных коричневых и серых оттенков, популярных среди его предшественников; вместо них — чистые полутона, передающие свет и де­лающие его и без того изящные образы радужными и почти прозрачными. Он разработал светящиеся пас­тельные оттенки лазурного, кораллового, перламутро­вого, лилового и лимонно-желтого цветов, которые по­разили и пленили его клиентов. Паоло любил использовать смелые сочета­ния глубоких цветов и соединял их, как никто ранее: рубиновый и насы­щенный зеленый, розовый и изумрудный, зеленовато-голубой и фиолето­вый.

Словно подчеркивая, что истинная красота — вечна, Веронезе искал и открыл непревзойденную по сохранности цвета технику изготовления кра­сителей. Великолепные цвета его картин изумляют по сей день, ярко сияя по сравнению с блекнущим потолком Сикстинской Ка­пеллы и даже с написанными двумя столетиями позже фресками Тьеполо, уже подверженными разрушению.

Веронезе был духовным революционером, который объявил войну силам анти-жизни в искусстве. Он видел в красоте самый мощный катализатор просвещения и изображал Иисуса, апостолов и святых полными жиз­ни, на фоне хорошо знакомых мест и вещей, что делало их ближе и понятней простому народу. Мастер вышел за рамки традиционно унылых, безжизненных и мрачных сторон средневекового искусства; его полотна, посвя­щенные библейским сюжетам, историческим событиям, фестивалям и кар­навалам, были полны радости и грандиозного величия.

Он изображал ступени посвящений на пути Христобытия и уделял мно­го внимания теме мученичества святых. Его самой впечатляющей работой является больших размеров полотно «Свадьба в Кане», представленное в Лувре. Другие его картины — «Искушение Святого Антония», «Коронова­ние Богоматери», «Снятие с Креста», «Ужин в Эммаусе», «Святое Семей­ство» и «Воскресение Лазаря» — изображают важные посвящения [на пути] Христобытия.

caption
«Пир в доме Левия», Паоло Веронезе

Однажды он предстал перед судом Инквизиции по подозрению в ереси, которую усмотрели в том, что он якобы без должного «почтения» изобразил сцену Тайной Вечери, поместив на холст карлика и попугая, стражников в латах, собак и шута. Веронезе твердо отстаивал право художника на свободу творческой фантазии. В итоге суд нашел решение, предложив изменить название картины на «Пир в доме Левия».

В 1588 году Паоло Веронезе заболел и после нескольких дней болезни скончался 9 апреля. Брат и сыновья похоронили его в Сан-Себастьяно, где над его могилой был поставлен бюст. Он совершил вознесение из Шато де Либертэ 19 апреля 1588 года.

Здесь, в Шато, перед вознесением он начал работу над самым грандиозным из своих произведений, известным как «Святая Троица». На полотне, законченном уже после вознесения, мы видим величественную фигуру От­ца Небесного, Сына, образом сходного с Иисусом, и прекрасного белого голубя с распростертыми крыльями, размах которых составляет три мет­ра, — символа Святого Духа. Поскольку картина была завершена после воз­несения Паоло, она обладает беспрецедентной особенностью — несет виб­рации двух измерений, земного и небесного, которые так интересовали ху­дожника. Внизу картины «Святая Троица» золотом написаны следующие слова: «Совершенная Любовь изгоняет страх».

His mission today

Павел Венецианец предстает величественным красивым существом около двух метров ростом с синими глазами и золотистыми волнистыми во­лосами. Обычно он облачен в изумрудно-зеленое бархатное одеяние. Будучи уроженцем Венеры, чьи обитатели являются Владыками Пламени и посему излучают гармонию и божественную любовь, Павел унаследовал красоту и изящество, дипломатию и такт. Его мелодичный и ласковый голос несет мир и утешение всем, кто входит в соприкосновение с его Присутствием.

Вознесенный Владыка Павел Венецианец является великим учителем на пути любви. Он преданно служит красоте, совершенствованию души через сострадание, терпение, взаимопонимание, самодисциплину и разви­тие интуитивных и творческих способностей сердца благодаря алхимии самопожертвования, самоотверженности и самоотдачи. Он посвящает сердечную чакру и обучает нас дару различения духов — различению добра и зла, света и тени, тонких нюансов всех наших творений красоты. Разли­чение является подлинной внутренней чуткостью друг к другу.

Обители

Основная статья: Шато де Либертэ

Main article: Temple of the Sun

Священнообитель Павла Шато де Либертэ имеет аналог на физическом плане — замок, принадлежащий ныне одной французской семье. На эфир­ном плане в священнообители есть залы с произведениями искусства всех видов и всех эпох, рас и культур, а также мастерские для музыкантов, писа­телей, скульпторов и певцов. Здесь Владыки обучают новым приемам в каждом из видов творчества.

В настоящее время Павел Венецианец проводит курсы обучения в Хра­ме Солнца — эфирной священнообители Богини Свободы над Манхеттеном. Это эфирная обитель духовной Матери Павла — Богини Свободы, Космического Существа, чей образ запечатлен в статуе Свободы; она заслу­жила этот титул, полностью отождествившись с Божьим сознанием Свобо­ды, и была первой хранительницей пламени Свободы на планете. Перед за­топлением Атлантиды Владычица перенесла это пламя из тогда еще суще­ствовавшего на физическом плане Храма Солнца в Шато де Либертэ.

Transfer of the Liberty Flame from his retreat

Именно Богиня Свободы вдохновила идею создания статуи Свободы как дара народа Франции народу Америки, торжественное открытие кото­рой на острове Бедлоя состоялось 28 октября 1886 года. Эта статуя стала не просто символом дружбы, благодаря ей дуга свободы протянулась от Шато де Либертэ назад, к Храму Солнца, дабы потомки атлантов, воплотившие­ся во Франции и в Соединенных Штатах, бывших некогда восточными и западными воротами Атлантиды, высоко держали ее факел, пока культура Свободы не будет явлена вновь в золотом веке, основой которого станет сбалансированное и возросшее трехлепестковое пламя в сердцах свободо­любивых людей этих наций-сестер.

Aerial view of the Washington Monument and the White House
Памятник Вашингтону

Семьдесят шесть лет спустя, в диктовке, данной 30 сентября 1962 года в Вашингтоне, Вознесенный Владыка К-17 объявил еще об одном даре, пре­поднесенном Францией Америке, на этот раз от Пав­ла Венецианца:

В Индии, в обители Чананды состоялась эта чудесная встреча, во время которой по инициативе Павла Венецианца было решено, что в одиннадцать часов по вашему времени из его обители во Франции будет перенесено пульсирующее пламя Свободы.

Это великое пламя будет отныне пребывать в силовом поле памятника Вашингтону, и пульсация пламени Свободы - дара Братства и дара сердца возлюбленного Павла Венецианца - станет благословением для сердца Америки...

Оно передано как сокровище из сердца Франции, от духовного правительства этой страны духовному правительству Америки... Пламя Свободы - дар более значительный, чем прежний дар Франции - статуя Свободы, и принесено как дань уважения этому великому существу - Богине Свободы. Невозможно переоценить его значение, так как пламя пронизывает саму структуру монумента и, вздымаясь высоко в атмосферу, наполняет огнем Свободы, пульсирующим в самом сердце Америки, каждого, кто приходит к монументу, хотя он сам может и не отдавать себе в этом отчета.

Studying with Paul the Venetian

caption
The Golden Rule, by Norman Rockwell. Saturday Evening Post cover, April 1, 1961.

Воплощенные на Земле служители всех видов искусств посещают обители Павла Венецианца для получения наставлений; через служение они учатся балансировать и расширять трехлепестковое пламя в сердце. Павел объясняет, что цель искусства всегда состоит в усилении Христо-любви.

Одним из учеников в обители Павла Венецианца был американский ху­дожник и иллюстратор Норман Роквелл (1894-1978). Павел рассказывает следующее о его обучении:

Помню, как Норман Роквелл явился ко мне на внутренних планах для обучения в моей эфирной обители. Помню, как ре­комендовал ему показывать проявления Христа в простых американцах, в повседневных картинах веселья, смирения, удивления, духовного един­ства, героизма. Все эти советы он хранил, помнил и высоко ценил, и что-то от духа Христо-образа, присущего Америке, отразилось в его работах.

Он — уникальный художник, посвятивший себя изображению неотъем­лемых качеств и индивидуальных черт человека... Исследуя его труды, вы найдете, что в каждой картине отражена какая-то грань человека, тянуще­гося к своему Высшему Я.Cite error: Closing </ref> missing for <ref> tag

The purpose of art

Вознесенный Владыка Павел Венецианец говорит:

Я ЕСМЬ Павел Ве­нецианец. Я рисую на небесных полотнах. Я работаю с кристаллами, леплю из глины, придаю форму всем физическим вещам и творю в высших окта­вах из множества субстанций, еще не известных вам. С какой целью? Что­бы показать вам вечно открывающийся и совершенный образ Христа – Христа, проявляющегося в детях, в людях разных профессий...

Is it any wonder that we deplore the chaotic and abstract art that has no point of unity? It also portrays a certain barrenness and absence of that point of light in the individual. One can see anarchy by an absence of dimension—an absence of harmony or focalization in modern art.

Modern art enters the subconscious. Accordingly, whether or not the artist is influenced by marijuana or other substances, art portrayed in fabric design, wall coverings, clothing style becomes a matrix capable or incapable of carrying some measure of Christly proportion. When the peoples’ art and sense of art flounders, then the images of Christ recede.

It is rare to find a work of art that is come from the etheric octave in this period.... Where will your leaders learn to deal with the invaders of the minds of the nations? They will learn from the etheric schoolrooms and cities and retreats. How will they get there if they do not contain the crystal that becomes the magnet and a star to follow when the soul goes forth from the body in the hours of sleep?

Unless angels and devotees of light accompany them, they will have no new idea, no means of resolution. Without internal harmony that is the direct child of perfect love, there is no resolution to international terror or the threat of nuclear war. And while abortion itself seems to me the supreme act of anti-art, it does beget the callousness that year-by-year has a lessening sensitivity to the art of angels and the art of God who fashioned the perfect image out of which you were sculpted in clay.

Thus, beloved ones, it is necessary in the very midst of the most tense international circumstances to retreat into the contemplation of the divine beauty and the music of the spheres, to remember that the building blocks of creation are sound and that sound forms a pattern that is a divine harmony and that this divine harmony can be portrayed in architecture, in life, in everyday utensils such as pottery. The things you use and you surround yourself with become a focus for the flow of attention.

Art is not a subject so often dwelt upon in our discourses, for there are such pressing needs—pressing needs of the hour for the victory for Saint Germain. I bring my ingredient of love in this hour as an offering to the Christ Child, to the one and the beloved whom I have so longed to paint in the ultimate sense and have done so to the best of my ability in the etheric octave.[1]

His twin flame

Paul the Venetian’s twin flame is the ascended lady master Ruth Hawkins, the Goddess of Beauty. She ascended in 1995 at the age of eighty-eight and serves with him at the Temple of the Sun.

You may pray to Paul the Venetian to assist you in developing your heart chakra and the threefold flame of the heart and to bring forth the image of the Christ consciousness in your life. Ask him to sponsor the true art of the Aquarian age and to overshadow artists of all kinds in bringing forth the consciousness of the Christ.

Paul the Venetian’s keynote is “I Love You Truly,” by Carrie Jacobs-Bond.

See also

Ruth Hawkins

Chohans

Château de Liberté

For more information

For more information about the teachings of Paul the Venetian, see the chapters about him in Mark L. Prophet and Elizabeth Clare Prophet, Lords of the Seven Rays.

Sources

Mark L. Prophet and Elizabeth Clare Prophet, The Masters and Their Retreats, s.v. “Paul the Venetian.”

  1. Paul the Venetian, “The Art of Love,” Pearls of Wisdom, vol. 27, no. 3, January 15, 1984.